Он приехал в город, в котором часто бывал в последнее время. Ему нравился этот город. Ему было по душе, что никто в этом городе не обращал на него внимания, и он мог затеряться в толпе, среди нескольких миллионов людей, живущих в этом городе.
Каждое утро он выходил на прогулку вдоль моря. Море всегда привлекало его своим величием и спокойствием. Оно словно успокаивало его шумом прибоя, и ему становилось легко на душе. Здесь он отдыхал.
Но сегодня море было другим. Оно было хмурым и неприветливым. Тучи, сгустившиеся на ним, делали его еще более грозным, делая его похожим на человека не в духе, со сведенными, для пущей грозности, бровями.

Море нравилось ему и таким. Мощь и сила, которыми оно обладало в такие минуты, напоминали ему свою молодость, когда он был полон сил и эмоций, и, подобно морю, мог выплеснуть все свои переживания наружу, порой не думая о последствиях. Но время сделало его гораздо мудрым и рациональным. Теперь сердце было подчинено разуму, который всегда заставлял его взвесить все свои решения прежде, чем претворять их в жизнь.

А теперь, гуляя по берегу, он словно с некой ностальгией вспоминал те юношеские порывы, которые заставляли его сердце биться чаще, а кровь течь быстрее. Он все чаще ловил себя на том, что живет воспоминаниями. Он отгонял от себя эту мысль, которая страшила его тем, что заставляла думать о старости, об одинокой старости…

Да, он был одинок. Он никогда не признавался в этом, хотя в глубине души понимал, что безмерно одинок. Одиночество пронизывало всю его жизнь. Порой ему казалось, что он всегда один. Даже когда был среди большого количества людей, чувство одиночества не покидало его. Оно стало его верным спутником. Наверное, его бы удивило, если вдруг, проснувшись однажды, он бы понял, что теперь уже не один. Хотя такое вряд ли произойдет. Ведь он…

Поглощенный мыслями, он не заметил, как подошел к пристани. Люди, спешившие на отплывающий пароход, проходили мимо него, кто налегке, кто с большими чемоданами, с которыми они справлялись только благодаря наличию колес. Кто-то был один, а кто всей семьей поднимался по трапу, чтобы отправиться в путь несмотря на хмурую погоду и неспокойное море.

Он уже хотел быстро пройти через эту суетящуюся толпу, как увидел посреди нее лицо человека, которое показалось ему знакомым. Сначала он не поверил самому себе, поскольку привык, что в этом городе он никого не знал, но разум, на который он научился полагаться, не мог его обмануть. Это была она.

Она. Он на мгновение замер, но сердце начало биться быстрее. Разум, несмотря на все усилия, не смог одержать победу над сердцем. Сердце словно выбралось из клетки, как могучий зверь, столько времени находившийся в спячке за стальной решеткой, которую он теперь разогнул одним движением.

Он побежал вслед за ней. Она между тем, уже взошла по трапу и шагнула на борт корабля. Он бежал сквозь толпу, буквально протискивался, прокладывая себе дорогу локтями среди сгущающейся толпы людей, спешивших побыстрее взойти на корабль, чтобы занять свои места. Он не обращал внимания на недовольные возгласы людей, сквозь которых он пробирался, даже не извиняясь, чего бы раньше себе никогда не позволил. Добравшись до трапа, он чуть не столкнулся с контролером, лениво проверявшим билеты пассажиров, нетерпеливо стремившихся пройти мимо него.

Контролер строго взглянул на него, и лень сменилась на его лице недовольством от того, что кто-то нарушил привычный для него порядок вещей. «Ваш билет?» — со всей строгостью, на какую только был, очевидно, способен спросил он, заслонив узкий проход трапа, не дав ему возможности пройти на борт корабля. «Но я… я… мне нужно всего лишь сказать кое-что одному человеку…» Он почувствовал, что голос у него было полон волнения, от которого он сам не узнал свой, давно уже ставший сухим голос. «Пропустите тех, кто с билетами», — еще жестче сказал контролер. «Зачем вы прошли вне очереди? Спускайтесь», — процедил он сквозь зубы, пропустив следующего человека вперед.

Ему ничего не оставалось, как спуститься вниз. Подбежав к кассе и получив отрицательный ответ от кассира, лицо которого на минуту озарило легкое недоумение, он вновь бросился в сторону корабля, который уже успел отплыть от берега на некоторое расстояние. Он замешкался на мгновение, но взглянув на отплывающий корабль, увидел ее стоящую на корме корабля, словно устремившую взгляд на него, стоящего на берегу в растерянности, которая, правда, длилась недолго.

Не снимая с себя одежды, он бросился в воду на глазах у изумленной толпы прямо с края причала и начал отчаянно плыть вслед за кораблем, словно был уверен, что догонит его в безумном порыве, которым руководило сердце, так долго находившееся в заточении. Плыть в одежде было очень недобно, да и к тому же, он понял, что уже не того возраста, когда мог на спор два раза переплыть бурлящую речку возле дома.

Однако его отчаянный поступок привлек внимание людей на пристани, а также тех, кто стоял на борту корабля. Он продолжал плыть, уже захлебываясь неприятно соленой морской водой, когда услышал ее голос с высоты большого корабля. Она узнала его, узнала его несмотря на столько лет, прошедших с того момента. Она звала его по имени. Он радостно посмотрел на нее, настолько близкую и, в то же самое время, настолько далекую от него. «Лия!»- крикнул он из всех сил. — «Лия, я любил тебя… Я..», — он захлебнулся от морской воды, проникшей в его легкие. «Я все это время думал о тебе! Я.. люблю тебя…» Он почувствовал, что всего его тело словно вложило все свои оставшиеся силы в этот крик. Крикнув, он ощутил, что его ноги сжимаются в судорогах, а в руках уже нет сил, чтобы плыть дальше… Он еще раз посмотрел не нее, становившуюся все дальше физически и словно все ближе где-то в его сердце, и понял, что тонет… Тело и сердце, словно ждали этого момента, чтобы отдать все, что в них было для того, чтобы выполнить свое, так долго бывшее в неволе, предназначение, что после этого у них уже не было больше сил…

На следующее утро газеты пестрили сообщениями об отчаянном поступке утонувшего иностранца, внезапно бросившегося вслед уплывающему кораблю в ледяную морскую воду, поглотившую его же так же быстро, каким быстрым было его последнее решение в жизни. Они еще долго будут пытаться строить догадки о том, что заставило его, успешного делового человека, вдруг совершить поступок, который стоил ему жизни.

10 комментариев к записи “Встреча у моря

  1. Мы с Маликом обсуждали твой рассказ. Ему тоже понравился. Первый блин — не ком… Так держать.

  2. Спасибо, буду стараться, хотя это не был первый блин… 🙂

  3. Часть про одиночество!
    Я поняла, что по сути мы все одиноки, только редко кто это признает. Или с годами мой голос разума все твердеет и звучит громче. я начинаю понимать что чьи то голоса из вне плывут сквозь меня. Мой мозг до того изощрился, что принимает только ту информацию которая ей нужна, а все идет как Shift + Delete.
    Читая твой рассказ, я увидела в герое себя, но увы я не смогу сделать то, что он сделал- пытаться остановить свою любовь.
    Стиль написания очень интересный, я человек ВиЗуалист, я когда читаю я все это предствляю перед собой, и во время чтения был тот серый оттенок, скучный и до боли одинокий, холодный, но с момента когда появился упоминание о корабле уже сердце говорила вот что то будет, что и было доказано, все приняло радужные тона после :
    — Это была она.

  4. Спасибо, Элиза, за такую содержательную рецензию 🙂

  5. Избегай повторений, а с эмоцилнальной стороны, мне очень понравилось.

  6. Спасибо, Алия! Да, я и сам заметил, просто рассказ был написан на одном дыхании…

  7. только что прочитал, очень понравился стиль, такой классический ) чем-то знакомый, и такой своеобразный =) особенно понравилось описание эмоций и ассоциации! ты далеко пойдешь мой друг )) не бросай писать.

  8. ого так ты есчо и пишешь? от тебя то и не ожидал. ну успехов тебе, голубчик.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *